Будет ли подорожание цен после принятия закона о контрсанкциях?

Дума приняла закон о контрсанкциях

Инициатива, прошла финальное чтение в нижней палате парламента. Новый закон позволит правительству ограничивать ввоз продуктов из недружественных стран.
Закон, в случае его подписания, позволит запретить ввозить на территорию России сельхозпродукцию, сырье и продовольствие из США. При этом в первом чтении в законопроекте было прописано, что запрещаются продукты именно из Америки. Теперь же в тексте сказано, что санкции могут применить в отношении любых «недружественных иностранных государств».Изначально депутаты предлагали запретить американские алкоголь и табак. Под запрет также попадали технологическое оборудование и программное обеспечение. Теперь в тексте есть лишь «продукция и сырье» без уточнения их рода и вида.Закон запрещает организациям из недружественных государств участвовать в российских госзакупках и приватизировать российское госимущество.Контрсанкции будут вводиться как против «недружественных государств», так и юрлиц, находящихся под их юрисдикцией, прямо или косвенно подконтрольных таким странам. Также санкции могут коснуться должностных лиц и граждан.

«Целью настоящего федерального закона является защита интересов и безопасности РФ, ее суверенитета и территориальной целостности, прав и свобод граждан РФ от недружественных действий США и иных иностранных государств», — сказано в пояснительной записке.

Законопроект однако не ставит никаких ограничений на товары, ввозимые гражданами для личного пользования.

Закон может привести к повышению цен в магазинах, рассказали в Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ). Дело в том, что ретейлеры понесут дополнительные расходы: им придется строже контролировать поставщиков, чтобы те не поставляли запрещенные товары. Также неизбежными будут штрафы.

Теперь одобренный Думой закон передадут на рассмотрение Совета Федерации, а затем его подпишет президент Владимир Путин. Если это произойдет, норма вступит в силу сразу после опубликования.

Магазины предупредили россиян о скором росте цен из-за закона об ответных санкциях: смотрим, что подорожает в первую очередь

Ритейлеры предупредили о возможном росте цен в магазинах. Владельцам торговых точек придется усилить контроль за поставщиками, что увеличит их расходы и, соответственно, стоимость товаров.

Новый закон позволит президенту приостанавливать сотрудничество с отдельными иностранными государствами и организациями. Также власти могут ограничивать экспорт и импорт продукции иностранных компаний. Ограничения не будут касаться жизненно важных товаров и лекарств, аналогов которых нет в России. Закон также не затрагивает товары, которые россияне привозят в страну для личного пользования.

Закон о контрсанкциях был принят в третьем чтении 22 мая. Авторы смягчили закон, убрав спорные пункты. В администрации президента были против принятия проекта в первоначальном виде, поскольку он мог нанести вред российским, а не зарубежным компаниям.

Кроме запрета на импорт некоторых товаров может появиться запрет на работу менеджеров из США.

Россияне оплатят контрсанкции из своих кошельков: ритейлеры предупредили о росте цен

Закон о контрсанкциях может стать причиной роста цен в российских магазинах. Об этом сообщили в Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ). Кроме того, негативное влияние на ритейл окажет готовящийся к принятию законопроект, подразумевающий уголовное наказание за исполнение антироссийских санкций.

По словам представителя АКОРТ Романа Черниговцева, закон о контрсанкциях увеличит расходы бизнеса на внутренний контроль в компаниях и на возможные санкционные штрафы. Очевидно, что ритейлеры переложат издержки на плечи покупателей, в результате вырастут цены для конечного потребителя, пишет RNS.

Помимо этого, в ассоциации считают, что из-за контрсанкций может увеличиться контрольно-надзорная нагрузка со стороны проверяющих органов. Чтобы минимизировать риски, в АКОРТ предлагают «равномерно распределять любые контрсанкционные проверки по всей цепочке товародвижения, начиная с таможенных пунктов».

Давая симметричный ответ на введенные другими странами ограничения, российским законотворцам стоит оценивать негативное дестабилизирующее воздействие на внутренний рынок, подчеркнули в ассоциации ритейлеров.

Повлиять на торговлю в России также может другая инициатива, подразумевающая уголовное наказание за исполнение санкций. «Этот свежий законопроект по ведению уголовной ответственности за содействие исполнению антироссийских санкций, безусловно, приведет к ухудшению условий работы компаний вообще в целом и, в частности, ритейла, как розничного, так и оптового звена», – отметил Черниговцев.

В зоне риска окажутся производители, ориентированные на внешние рынки. В первую очередь речь идет о сельскохозяйственной продукции. «В целом законопроект о внесении поправок в КоАП, связанных с дополнительной административной и уголовной ответственностью, нам представляется излишним, поскольку в целом зона возможного потенциального действия законопроекта уже регулируется. Ограничение импорта продуктов действует довольно давно, и многое уже запрещено», – объяснил представитель АКОРТ.

Сегодня закон о контрсанкциях был принят Госдумой в третьем, окончательном чтении. Документ дает право правительству по решению президента РФ вводить различные контрсанкционные меры, однако они не должны распространяться на жизненно необходимые товары, аналоги которых не производятся в России, а также на ввозимое для личного пользования.

Закон о контрсанкциях оказался ненужным

Госдума приняла почти полный аналог нормы десятилетней давности

Госдума почти единогласно (416 депутатов «за», один воздержался) приняла закон «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия США и иных иностранных государств», над которым без устали трудилась месяц. Текст был почти полностью переписан, и в итоге, как выразился коммунист Николай Арефьев, стал «в общем-то безвредным».

Из этих осторожных слов боязливо выглядывает суровая правда. Дело в том, что данный закон был ВООБЩЕ НЕ НУЖЕН и при желании российские власти могли бы сто раз уже «ответить Америке»! Потому что с 2007 года у нас действует другой закон — «О специальных экономических мерах», в котором прописаны и механизм введения санкций, и основные направления возможного удара. А продукт законотворчества, отправляющийся сейчас в Совет Федерации и потом к президенту на подпись, после доработки «с учетом мнений экспертов и гражданского общества» как раз и стал до степени смешения схож с этим самым действующим и неоднократно применявшимся законом 2007 года рождения.

Никаких особых санкций, которые не могли бы быть введены по «старому» закону, он не предлагает. Разве, например, не покрывается всех столь испугавшая возможность введения запрета на ввоз или вывоз отдельных товаров, произведенных в США и «недружественных государствах», предусмотренная «новым» законом, прописанной в «старом» законе формулировкой о запрещении внешнеэкономических операций или установлении ограничений на их осуществление? Ведь внешнеэкономические операции — это и торговля в том числе? И так далее и тому подобное, в чем может убедиться любой, кто сравнит тексты обоих документов.

Если между ними и есть различия, то касаются они механизма введения контрсанкций. В 2006 году, принимая закон «О специальных экономических мерах», депутаты полностью контролировавшейся «Единой Россией» Госдумы прописали: решение принимает президент на основе предложений Совета Безопасности и сразу информирует об этом парламент, а правительство на основании решения президента разрабатывает конкретный набор санкционных мер. И Госдума, и Совет Федерации по тому закону тоже могут обратиться к президенту с предложением примерно наказать недруга или снять санкции с исправившегося. Более того, президент информирует раз в полгода парламент о действенности введенных санкций, а депутаты и сенаторы обсуждают эту информацию. Он, конечно, не информирует, но в законе-то это прописано…

Что же мы видим в тексте, принятом 22 мая 2018 года? Парламент полностью самоустранился от принятия решений и контроля их исполнения. Решения принимает президент (или единолично, или на основе предложений Совета Безопасности РФ), правительство вводит санкции. И они, в принципе, могут быть ЛЮБЫМИ — потому что в перечне возможных мер есть и загадочные «иные».

Правда, первый замглавы фракции «ЕР» Андрей Исаев с трибуны Госдумы заверил: с правительством достигнута договоренность о том, что никакие меры не будут приниматься кулуарно, а только в результате обсуждения с бизнесом и экспертным сообществом. Но эта договоренность не скреплена никакими документами, юридическими формулировками и подписями. О том, чтобы связать такими обязательствами президента, чьи полномочия в очередной раз расширены, речи даже не шло.

Да и оговорка, выбитая гражданским обществом, которой нет в действующем законе, — про запрет вводить санкции в отношении жизненно необходимых товаров, аналоги которых не производятся в РФ, — ничего конкретно не гарантирует. В российском законодательстве нигде не расшифровывается, какие товары жизненно необходимы россиянину, а какие не очень и что такое аналоги применительно к лекарствам или продуктам питания.

К тому же без ответа остается самый главный вопрос: каким именно законом будет теперь пользоваться президент, если вдруг опять решит ввести контрсанкции против позволившей себе лишнее в отношениях с Россией страны? У него есть два на выбор об одном и том же, и теперь они будут действовать параллельно, потому что, принимая новый «контрсанкционный» закон, авторы не отменили старый!

Это, безусловно, новое слово в развитии российского права и российской политической системы — «аналог» закона…

Но у Владимира Путина в конце концов две руки.