Повышение пенсионного возраста+повышение пенсий=пенсионная реформа

Счетная палата изучила законопроект о повышении пенсионного возраста, и пришла к выводу, что он нуждается в доработке. Об этом говорится в отзыве Палаты за подписью руководителя ведомства Алексея Кудрина.

Так, Счетная палата не обнаружила в проекте закона «расчетов, определяющих взаимосвязь между повышением пенсионного возраста и созданием условий для ежегодной индексации пенсий выше уровня инфляции».

Конкретно ведомство указывает на три недостатка законопроекта:

— не объясняется, при каких условиях пенсионная система будет считаться сбалансированной и финансово устойчивой в долгосрочной перспективе;

— нет прогноза, как изменится количество получателей пенсий — из-этого невозможно оценить, как изменится численность пенсионеров с учетом запланированных мер по повышению продолжительности жизни;

— не прописан механизм увеличения размера пенсий выше уровня инфляции, хотя основной целью его разработки является повышение пенсионного обеспечения россиян -Счетная палата считает, что такой механизм может быть разработан ко второму чтению законопроекта в Госдуме.

Кабмин в последний день ЧМ-2018 заявил, что не будет пересматривать параметры реформы

Впрочем, общий вывод экспертов Кудрина предсказуемый: концептуальных замечаний к законопроекту у ведомства нет.

Кстати, 17 июля министр труда Максим Топилин практически ответил на вопрос Счетной палаты по числу получателей пенсий. На заседании комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов министр заявил: если пенсионной реформы не будет, число пенсионеров через пять лет составит 42,1 миллиона человек, а «в результате изменений количество пенсионеров уменьшится до 37,5 миллиона». Другими словами, к 2024 году число пенсионеров снизится почти на 4,6 миллиона человек — или на 11%.

Топилин также отметил, что сейчас якобы самое лучшее время для изменений в параметры пенсионной системы — с точки зрения рынка труда, демографии и экономики. По его мнению, «другого окна возможностей с точки зрения наименьших рисков для рынка труда просто не существует».

Как заявил Топилин, это связано с тем, что сейчас на рынок труда выходит малочисленное поколение 1990-х годов, а число пенсионеров растет. Глава Минтруда подчеркнул, что в дальнейшем с учетом текущих тенденций диспропорция между работающими и неработающими будет только расти.

Ранее Максим Топилин заявил, что через шесть лет размер средней российской пенсии будет вдвое превышать размер прожиточного минимума, и что перед кабмином поставлена задача выйти к 2024 году на размер пенсии в 20 тысяч рублей.

Почему Кремль исключительно жестко проводит пенсионную реформу, примет ли ее население?

— Социум в России относится к реформе резко негативно — и вовсе не потому, что она не продумана, — считает доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН Никита Кричевский. — Подчеркну, речь идет именно о реформе, поскольку изменение одного из параметров пенсионной системы (на такой версии настаивают власти, — «СП») предполагает еще и отсроченное введение новых правил в действие.

Так, например, было в США: в 1983 году американские власти объявили о повышении пенсионного возраста на два года, а сам возраст должен был повыситься к 2000 году. Причем, в 1983 году было сказано, что пенсионный возраст повысится только для американцев, родившихся в 1960-м году и позднее. То есть, для тех, кому на тот момент было 23 года, и которым повышение пенсионного возраста было, что называется, по барабану.

Либо пенсионный возраст повышают мягко и аккуратно, на несколько месяцев в год — как ныне происходит в Германии. Там тоже в 2007 году было принято решение о повышении пенсионного возраста на два года. Возраст начали повышать с 2012 года — на 1−2 месяца в год. В результате, сейчас в ФРГ пенсионный возраст — 65 лет и 7 месяцев. Это повышение закончится в 2029 году.

Сейчас, кстати, темпы повышения пенсионного возраста в Германии приостановили — потому что социум их не тянет.

А у нас разговор не о том, тянет или не тянет — доживем не доживем. Разговор, что если все оставить как есть, то ближе к 2022 году начнут выходить на пенсию первые граждане, которые имеют право на накопительную часть пенсии. И выяснится, что большая часть НПФ (из 300 их осталось около 70) испарились вместе с деньгами.

Тем самым будет нанесен колоссальный удар по репутации, авторитету и имиджу власти. Власть от этого не отмоется никогда.

«СП»: — Почему вы так считаете?

— Потому что разворовали не абстрактные средства НПФ — разворовали часть зарплаты, которую за людей, на протяжении многих лет, перечисляли именно на старость. А у русского человека всегда была мечта — ментальная. Сначала рай, потом коммунизм, а теперь пенсия, когда можно ничего не делать, а тебе будут платить заслуженные выплаты — пусть небольшие. Некое пособие, которое ты заслужил, и на которое ты можешь жить — хорошо или плохо, другой разговор.

И вот эту мечту у народа украли — народ, я считаю, воспринял пенсионную реформу именно так.

«СП»: — Повышение пенсионного возраста позитивно отразится на экономике РФ?

— Пенсия в России, по сути, представляла собой гарантированный минимум, который выплачивается гражданам в ряде стран на Западе (хотя и там это нельзя назвать подарком от государства — это деньги, заработанные людьми). Тем самым российское государство поддерживало потребительский спрос. А потребительский спрос — это рост экономики.

Это значит, в случае реализации реформы можно ставить крест на темпах экономического развития. Потому что поддерживать спрос будет просто не на что.

«СП»: — Будут ли внесены существенные правки в законопроект ко второму чтению?

— В том, что реформа будет реализована в нынешнем виде, лично у меня сомнений нет — судя по разговорам, доносящихся с самого верха. Изменений не будет — может быть, будут какие-то незначительные послабления. Например, в плане налогообложения.

Повторюсь, у власти просто нет выхода. Если бы ничего не изменилось, в 2022 году, я считаю, в России начались бы очень серьезные волнения. Это было бы самым страшным негативом в преддверии любых изменений властной конфигурации персоналий.

В итоге, пенсионный возраст повысят именно сейчас. В надежде на то, что это забудется, рассосется, и через какое-то время непопулярная мера будет «съедена».

— Кремль испытывает головокружение от президентских выборов, — уверен член президиума ЦК КПРФ, первый секретарь Московского городского комитета, депутат Госдумы Валерий Рашкин. — Кроме того, еще не было ни одного жесткого и прямого удара по имиджу Владимира Путина на посту президента. Он уже 20 лет является первым лицом государства, но по-настоящему удара с улицы не получал. Именно поэтому, я считаю, власть сейчас наносит самый сильный удар по социальной политике.

Это выражается не только в увеличении пенсионного возраста, но и увеличении НДС на 2%, росте цен на ГСМ и тарифы. По сути, мы имеем дело с крупным наступлением на социальные завоевания граждан РФ.

За несогласие с решением правительства депутата-коммуниста прессует МВД

Это наступление было заранее хорошо подготовлено. Власть загодя увеличила и численность силовых структур, и зарплаты силовикам. Росгвардия, полиция, юридические службы получили новую экипировку и технику. Весь силовой блок — государственные рычаги угнетения населения — были, я считаю, значительно усилены. К тому же силовикам возраст выхода на пенсию повышать не стали.

Еще раньше было изменено законодательство — по запрету пикетов, шествий на улицы, подаче заявок на митинги. На деле, власть ощутимо урезала права и свободы граждан.

И сейчас, я считаю, наступает момент истины. Или народ выйдет на улицы, взяв себя в кулак, соединившись вокруг партии, которая однозначно отстаивает социальные интересы граждан, в том числе по пенсионной части, и тем самым ответит нынешней команде во власти. Или власть подавит волю народа окончательно.

Если пенсионная реформа будет реализована, я считаю, эксплуатация граждан России резко возрастет. Это классический пример, когда капитал, не имея организованного отпора, все больше и больше прессует наемных работников.

Силуанов рассказал о крайне непопулярных среди россиян изменениях в пенсионном законодательстве, которые предложило правительство.

Если кратко, кабмин с реализацией пенсионной реформы действует по принципу «ни шагу назад». И происходит это, разумеется, с молчаливого согласия Кремля.

Первым делом Силуанов заверил, что российская пенсионная система не сможет нормально работать к 2030 году без повышения пенсионного возраста. «Многие говорят: давайте до 2030 года вот эти изменения еще продержим, потянем. Что будет? В 2030 году у нас на одного пенсионера будет приходиться один работающий. Это невозможно», — утверждает Силуанов.

По его словам, сегодня в России содержание одного пенсионера приходится на 1,8 работника. В среднем работник трудится около 30 лет, и за это время его работодатель перечисляет в Пенсионный фонд 22% от фонда оплаты труда. При этом пенсионер в период активного долголетия после выхода на пенсию активно живет в среднем 22 года.

«То есть 30 лет — 22 года. За 30 лет платится 22%. А мы говорим о том, что нам нужно иметь достойную пенсию, а достойная пенсия по канонам Международной организации труда — это порядка 40% от заработка. Сегодня у нас — 33%, вот эти 33% — это будет 20% в 2030 году», — резюмировал первый вице-премьер.

За несогласие с решением правительства депутата-коммуниста прессует МВД

Он вновь повторил, что дефицит Пенсионного фонда составляет 1 трлн. рублей, и компенсировать его из других источников невозможно.

На вопрос Познера, не предполагается ли затем снизить новый пенсионный возраст, Силуанов ответил, что параметры окончательные: «Вы знаете, мы такими двухходовками не занимаемся».

По Силуанову, со стартом реформы граждане старшего поколения вздохнут с облегчением. Если не проводить реформы, подчеркнул он, в следующем году прибавка к пенсии составит 447 рублей. Но если изменения пройдут, прибавка будет уже в одну тысячу рублей.

Познер спросил, что произойдет с человеком, если его уволят в возрасте за несколько лет до наступления пенсионного. В этом случае «мы будем говорить об увеличении пособия по безработице», ответил Силуанов. Кроме этого, власти предложат потерявшим работу гражданам предпенсионного возраста специальные программы переобучения, чтобы получить новую профессию и найти работу, заверил он.

Почему этих программ нет сейчас, хотя, как напомнил первый вице-премьер, «повышение пенсионного возраста в ведомствах обсуждалось месяцами» — вопрос риторический. Как нет и проработанного законопроекта, который бы гарантировал занятость людям старших возрастов.

Под занавес Познер поинтересовался, почему вынесение на обсуждение столь непопулярной реформы совпало с ЧМ по футболу. На это Силуанов, не моргнув, ответил: «Это чисто случайное совпадение».

— Все разговоры про случайное совпадение — это лукавство, если не сказать откровенная ложь, — считает доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН Никита Кричевский. — Естественно, это было сделано специально. Объявить о реформе можно было либо до начала чемпионата, либо после его окончания. Но о повышении пенсионного возраста объявили именно в день открытия ЧМ — уверен, в надежде на то, что общественное мнение будет занято другими вещами.

Замечу, не Силуанов был инициатором этой реформы — он был лишь ретранслятором, вместе с премьером Дмитрием Медведевым. Решение принимали другие люди, а Медведев и Силуанов вынуждены были, что называется, подчиниться. И ходят упорные слухи, что решение было принято Советом безопасности РФ.

В пользу этой версии говорит тот факт, что предварительного решения правительства по этому вопросу не было. Больше того, был настрой на обсуждение, поскольку в кабмин пришли новые люди — например, Татьяна Голикова. А у Голиковой был свой взгляд: не торопиться с повышением пенсионного возраста.

Но в итоге решение объявили сразу — я считаю, как раз чтобы прекратить обсуждение.

«СП»: — Сойдет ли реформа с рук власти?

— Надежда, что реформа будет реализована в нынешнем виде, у власти есть. Уверенности, правда, нет. Потому что сегодня задача номер один — не допустить существенного снижения рейтинга президента Владимира Путина, который снизился, как непублично говорят, даже не на 9%, а на 14%. А вот вторая задача — сделать все возможное, чтобы канализировать протест. То есть, привлечь для этого профсоюзы и системную оппозицию — так, чтобы протест не вышел за рамки управляемости.

Пока это удавалось. Как будет дальше, особенно по осени — вопрос совершенно открытый. Я предполагаю, в ближайшее время будут предприняты какие-то шаги по отвлечению внимания от повышения пенсионного возраста. Ну, например, начнется внесение изменений в Конституцию относительно создания Госсовета как высшего руководящего органа страны. Либо же будет ограничено хождение наличной валюты. Словом, будет что-то такое, что затронет умы социума — пусть в меньшей степени, чем пенсионная реформа, но тоже в значительной.

«СП»: — Почему, несмотря на «месяцы обсуждений», как говорит Силуанов, решение о повышении пенсионного возраста принимается в спешке?

— Мне представляется, проблема не в снижении числа работников и увеличении числа пенсионеров — это не влияет на финансовую достаточность и устойчивость пенсионной системы. На пенсионную систему влияет стабильность и величина поступающих взносов, а никак не количество работающих и пенсионеров.

Больше того, бюджет не испытывает в настоящее время особых затруднений для выполнения этих обязательств. Напомню, у бюджета трансферт в Пенсионный фонд составляет 3,7% всех расходов.

Поэтому все разговоры о сокращении работников — чистой воды лукавство. И еще большее лукавство — разговоры, что пенсионный возраст необходимо повысить, чтобы увеличить пенсии ныне живущим пенсионерам. Опять же, это абсолютно не нужно — это как отрубить лишние головы тем, на кого не хватило шапок.

Решение о реформе, я считаю было принято потому, что начинает вырисовываться «проблема 2022» — начало выхода на пенсию первых граждан, которые имеют право на накопительную часть пенсии. Между тем, к настоящему моменту в стране осталось меньше 70 НПФ — остальные волшебным образом испарились. Кто-то из них обанкротился, кто-то просто исчез — а ведь 10 лет назад было порядка 300 НПФ, и большая часть этих фондов успешно собирала деньги.

Естественно, фонды испарились вместе с деньгами. Причем, это фонды не только тех, кто украл и убежал в Лондон. Это и деньги прогосударственных фондов, которые были вложены в разные проекты, которые на бумаге выглядят нормально (есть акции и прочее), а фактически этих проектов уже нет.

Больше того, я считаю, «проблема 2022» началась не пять лет назад, а еще в 2003 году, когда решалась другая проблема — погашение долгов Парижскому клубу кредиторов. Все пенсионные накопления, которые на тот момент удалось собрать — а это порядка 200 млрд. рублей, что не так много, — были вложены в государственные облигации. Фактически, эти деньги были предоставлены государству в долг. Государство их, само собой, конвертировало и отправило — частично — на погашение долгов Парижскому клубу.

Это был не единственный источник для погашения — там и нефть сыграла свою роль, и другие источники. Но главное, тогда пенсионные деньги «стрельнули», с расчетом, что со временем проблема рассосется, и ее можно будет закрыть. В 2008 года, когда Михаил Зурабов пришел в Госдуму с предложением ликвидировать накопительную часть пенсии — это было, на мой взгляд, как раз частью того плана. Но у Зурабова был негативный бэкграунд после монетизации льгот 2005 года, и поэтому его никто не воспринял.

В итоге, проблема повисла, и стала отчетливо-вопиющей в 2012—2013 годах. Неслучайно с 2014 года собранные «накопительные» накопления регулярно замораживаются. Я считаю, так происходит, потому что НПФ — это пирамида. Формальный контроль за фондами, конечно, есть, но фактического — никакого. И сколько туда не вкладывай, эти деньги куда-то разместят, разворуют, вложат в землю, которая обесценивается. Одним словом, деньги пропадут.

Поэтому само выступление Силуанова у Познера, я считаю, запланированное, и скорее всего, с заранее обозначенными темами. Неслучайно Владимир Познер спрашивал ровно то, что надо — и ровно в том контексте, в котором требовалось.

А насколько аргументированным и убедительным был Антон Силуанов — решать аудитории, людям, которые смотрели его выступление. Судя по всему, оно их не убедило.

— Правительство РФ ориентировано, прежде всего, на управление бюджетным процессом, а не экономикой, — отмечает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Для членов кабмина действует приоритет задач фискальных над задачами развития — экономического и социального. И решение, что министр финансов будет одновременно первым вице-премьером, закрепило этот приоритет институционально, причем очень жестко.

Нынешняя пенсионная реформа именно этот приоритет реализует. Вопрос о балансе доходов и расходов Пенсионного фонда решается, по сути, в отрыве от вопроса о качестве и уровне развития рынка труда, от демографии. Замечу, альтернативные меры реорганизации пенсионной системы, которые бы учитывали родительский вклад в пенсионное будущее, даже в принципе не обсуждаются на правительственном уровне.

То же касается и устройства налоговой системы в вопросе налогообложения по домохозяйствам. Структурная проблема — низкий уровень рождаемости при повышении продолжительности жизни — никак не вписана в контекст предлагаемых или просто обсуждаемых мер.

Повторюсь, действует фискальный подход. Даже при том, что он выглядит слабо обоснованным на фоне профицитного бюджета и низкой цены отсечения по нефти при нынешней настройке бюджетного правила.

«СП»: — Для Кремля этот фискальный подход несет политические риски?

— Выборов в ближайшее время нет, а рейтинг доверия — с точки зрения тех, кто принимает решения — является подвижной величиной, которая может корректироваться и меняться. Замечу, те, кто принимают решения по пенсионной проблеме, не думают о политическом лидерстве президента Путина, и о доверии общества. Об этом вынуждены думать те, кто подтягивает информационные и политические технологии для обоснования и продвижения этого решения.

К слову, системные либералы всегда говорили, что рассматривают кредит доверия, получаемый Путиным на выборах, как ресурс, который можно тратить на их «самые смелые идеи».

Пенсию обещают сделать как в СССР. Если до нее доживем

«СП»: — Путин обозначил цели реформы как повышение благосостояния пенсионеров без ущерба для работников. Каким будет результат на практике?

— В реальности мы получим новые проблемы с безработицей. У нас, напомню, скрытая безработица и без того большая. Мы, к сожалению, не являемся в достаточной мере работающим обществом — то есть обществом, в котором высокая доля ВВП создается за счет труда. Мы во многом являемся рентным обществом, а повестка и обсуждение пенсионных систем для рентных обществ принципиально иная.

Мы получим не только когорту безработных предпенсионного возраста, но и сокращение потребительского спроса, и негативное воздействие на демографию — все же неработающие бабушки важное подспорье в семье, с точки зрения возможности посидеть с детьми.

Плюс мы получим повышение нагрузки на работающих. У них появится дополнительная необходимость в помощи пожилым родителям. В итоге та самая нагрузка на работающих, которой сейчас пугают нас сторонники реформы, будет переложена на индивидуальный уровень, но никуда не денется.

«СП»: — Удастся ли пропаганде убедить население, что нынешняя пенсионная реформа — это благо?

— По сути, граждане воспринимают эту реформу как перераспределение некого совокупного общественного богатства от населения в пользу государства. А государство у нас воспринимается не как представитель общественного блага, а как правящая группа — как элиты.

Перераспределение общественного пирога в пользу элит — это и есть смысл восприятия пенсионной реформы. На фоне нашей и без того сверхполяризованной социальной системы это не может восприниматься иначе, как крайне болезненно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *