×

Как военнослужащим и военным пенсионерам недоплачивают за выслугу лет

Что происходит с пенсионным обеспечением и денежным довольствием военнослужащих, понять не так-то просто. В этом надо не только разбираться, но и уметь сравнивать, анализировать,  сопоставлять, иметь доступ хотя бы к некоторым статьям российского бюджета и расходов на оборону.

Почему, несмотря на бодрые отчеты чиновников, падают реальные доходы людей в погонах? Как  случилось, что в канун Нового года президент подписал Указ о «замораживании» роста военных пенсий? Чтобы разобраться в хитросплетениях, «Военно-промышленный курьер» обратился за помощью к  начальнику управления Главного управления военного бюджета и финансирования Министерства обороны Российской Федерации в 90-е годы полковнику в отставке Николаю Кичмаренко.

– Николай Григорьевич, говорят – все познается в сравнении. Давайте напомним, как осуществлялось финансирование расходов на оборону в первые годы после распада Советского Союза. Важно понять, от какой печки танцуем.

– В 90-е годы возникли огромные проблемы с финансированием Вооруженных Сил, находящихся в стадии глубокого реформирования.

Перестройка военно-финансовых отношений в новых социально-экономических и политических условиях потребовала изменения самого бюджетного процесса. Главная проблема – хроническое недофинансирование из федерального бюджета расходов на национальную оборону. В отдельные годы оно составляло до 40 процентов от реальной потребности. Что это означало на практике? Об этом не принято говорить, но увы, кое-где доходило до того, что солдаты просили милостыню у ворот воинских частей, а отдельные офицеры от полной безысходности и утраты жизненных ориентиров по собственному решению даже уходили в мир иной.

Сегодня можно констатировать: 1990–1991 годы были последними с точки зрения устойчивого финансирования армии и флота. А важнейшим, порой последним бастионом борьбы за военный бюджет и выживаемость Вооруженных Сил стало Министерство обороны России.

Основная тяжесть этой борьбы легла на долю Главного управления военного бюджета и финансирования (ГУВБФ), игравшего ключевую роль в подготовке обоснований и реализации важнейших военно-экономических решений. Приходилось буквально «с боем» вырывать средства у Минфина, которым по утвержденному законом бюджету, значительно сокращенному от реальной потребности, ассигнования переводились нам несвоевременно и бессистемно.

– Как офицер в отставке прекрасно помню те времена, когда армию опустили буквально до плинтуса и вытирали о нее ноги. Как вам при таком дефиците военного бюджета удавалось распределять оставшиеся крохи?

– Хочу полностью с вами согласиться, что это были для людей в погонах жуткие времена, но если считать материальный уровень военнослужащих, это уже вторая половина 90-х.

А Министерству обороны пришлось резко поменять структуру расходов. Военный бюджет приобрел ярко выраженную социальную направленность, на что предназначалось 50–60 процентов всех получаемых бюджетных средств.

С введением понижающего коэффициента пенсии не повышаются, а постепенно доводятся до уровня, ранее установленного законом

Вместе с тем часть выделяемых ассигнований все-таки шла на финансирование оплаты заказов вооружения, техники и НИОКР. Их было, конечно, катастрофически мало, но все же удалось не допустить окончательного развала отечественного ОПК, являющегося хребтом российской экономики, избежать полного военно-технического отставания от передовых стран.

Недоставало средств на закупку продовольствия, оплату вещевого имущества, что заставило Министерство обороны отказаться даже от проведения основных мероприятий оперативной, боевой и мобилизационной подготовки войск. К чему это вело? Летчики годами не летали, танкисты не водили боевые машины, солдаты и офицеры не занимались ратной подготовкой.

В условиях неполного удовлетворения потребностей Вооруженных Сил основной защищенной статьей расходов были определены выплаты денежного довольствия, заработной платы и некоторые другие. Это потребовалось для выполнения главной на тот момент задачи – сохранения основного ядра Вооруженных Сил – офицерского состава.

– Как менялась законодательная база по обеспечению личного состава денежным довольствием и социальной защите военных пенсионеров?

– По представлениям Министерства обороны, подготовленным ГУВБиФ, принимались меры по совершенствованию денежного довольствия, пенсионного обеспечения и обслуживания уволенных военнослужащих. Серьезным шагом на этом пути стало принятие в январе 1993 года закона РФ № 4338-1 «О статусе военнослужащих», которым впервые в обобщенном виде были определены основы государственной политики по их правовой и социальной защите, членов их семей и военных пенсионеров.

Впервые законом были закреплены гарантии на выплату окладов денежного содержания военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на первичной должности, в размере не менее 7,5 минимального размера оплаты труда, а с 1991 года введено государственное обязательное личное страхование военнослужащих и военнообязанных.

В первой половине 90-х годов по существу прошла реформа в системе денежного довольствия, социальной защиты военнослужащих и пенсионеров. Установлены новые и увеличены размеры существующих надбавок и дополнительных выплат. Введено около 20 различных выплат, надбавок, пособий, премий в зависимости от особых условий службы, рода войск, занимаемых должностей и т. д., стимулирующих рост профессионального мастерства, повышения значимости военной службы и заинтересованности военных специалистов в ее продолжительности. Причем надбавки и выплаты установлены не в твердых суммах, как это было ранее, а в процентном отношении к окладам, что в условиях прогрессирующей инфляции имело большое значение, так как денежное довольствие повышалось автоматически. В этот период установлена выплата денежного довольствия суворовцам и нахимовцам, введены единовременные вознаграждения военнослужащим за заключение первого контракта при добровольном определении на военную службу, по итогам года за высокие достижения в боевой подготовке, ежегодная материальная помощь и другие выплаты.

В результате принятых изменений в нормативно-правовой базе значительно расширились права командиров и начальников по стимулированию трудолюбия, исполнительности, инициативы. В установлении окладов денежного содержания введенный механизм исключал волюнтаризм, а также определял порядок их повышения.

В 1991–1995 годах в связи с инфляционными процессами в экономике и благодаря активной позиции министра обороны и ГУВБиФ денежное довольствие военнослужащим повышалось аж 14 раз. Эти повышения проводились на принципиально новой основе, увязывались с показателями МРОТ, величины прожиточного минимума.

Благодаря принятым мерам только по ежемесячным выплатам денежное довольствие командира взвода на конец 1995 года в 1,6 раза превышало среднемесячную заработную плату по стране, а с учетом единовременных выплат позволяло на достаточно нормальном уровне содержать свою семью.

Наряду с этим 12 февраля 1993 года принят новый закон № 4468-1 «О пенсионном обеспечении военнослужащих», введенный в действие 1 февраля. Для исчисления пенсий была установлена более высокая исходная база и предельные нормы. Пенсии за выслугу 20 лет стали устанавливаться в размере 50 процентов соответствующих сумм денежного довольствия (вместо 40 по прежнему закону) и за каждый последующий год военной службы – 3 процента, но всего не более 85 процентов (ранее было 75%). С 50 до 45 лет был снижен возраст, при котором военнослужащему в установленных случаях назначалась пенсия за выслугу лет с учетом трудового стажа. Выплата ее военнослужащим, имеющим выслугу 20 лет и более (в том числе в льготном исчислении), установлена независимо от возраста на день увольнения.

Одновременно увеличены нормы пенсий по инвалидности I и II групп: для инвалидов войны и приравненных к ним – с 75 до 85 процентов денежного довольствия, а для других инвалидов из числа военнослужащих – с 55 до 75 процентов. Впервые в сумму денежного довольствия для исчисления пенсий была включена стоимость продовольственного пайка.

Размеры пенсий были поставлены в прямую зависимость от окладов денежного содержания, при каждом изменении которых они автоматически пересчитывались.

Несмотря на жесткий прессинг со стороны Министерства финансов, ряда других структур, нашему управлению удалось отстоять важнейшие льготы, установленные для служивых и военных пенсионеров.

Наряду с этим ГУВБиФ МО России приложило немало усилий для того, чтобы внести в закон положения, отменяющие ограничение денежного довольствия, принимаемые в расчет для исчисления пенсии (10-кратный уровень МРОТ). Указанное изменение обеспечило более рациональное соотношение между фактически выплачиваемым в период службы денежным довольствием военнослужащим и той его частью, которая учитывалась при исчислении пенсии. Это в целом повысило военные пенсии в среднем в 1,3–1,5 раза.

Эти и другие меры, принятые в тот сложный период, позволили в определенной степени сохранить в армии и на флоте опытных кадровых военных.

К сожалению, во второй половине 90-х темп роста денежного довольствия и пенсионного обеспечения не только не был закреплен, но по отдельным позициям полностью утрачен.

С 1996 до 2000 года денежное довольствие повышалось всего дважды. Более того, в 2000-м была ликвидирована привязка окладов денежного содержания к минимальному размеру оплаты труда, который начиная с 1 июля 2000 года повышался несколько раз и возрос более чем в три раза. За вышеуказанные четыре года уровень денежного довольствия так отстал от минимального прожиточного уровня в стране, а система социальной защиты и обеспечения военнослужащих оказалась в столь запущенном состоянии, что компенсировать образовавшийся разрыв правительство РФ было не в состоянии.

Судите сами: на 1 января 2001 года численность семей военнослужащих с денежными доходами меньше прожиточного минимума оказалась на уровне 48 процентов. Лишь после 2003-го в какой-то степени это удалось слегка поправить.

На низком уровне оказалось и пенсионное обеспечение. Пенсии военнослужащих с учетом снижения денежного довольствия стали значительно ниже, чем у государственных служащих.

В итоге тысячи офицеров не стали заключать новые контракты и досрочно увольнялись с военной службы, в основном в боевых частях и воинском звании лейтенант-капитан.

– Почему последующие законодательные изменения только ухудшили пенсионное обеспечение людей в погонах?

– Несмотря на финансовую стабильность в государстве после 2000-х и улучшение финансирования армии, федеральным законом от 8 ноября 2011 года № 309-ФЗ были внесены изменения в закон «О пенсионном обеспечении военнослужащих». Ими установлено, что при начислении пенсии с 1 января 2012-го денежное довольствие учитывается лишь в размере 54 процентов. А с 1 января 2013-го ежегодно увеличивается на два процента. И так до достижения стопроцентного размера пенсии.

Этим был нанесен серьезный удар по военным пенсионерам, прослужившим более 21 года. Независимо от конкретного срока службы каждого все они были ограничены единым понижающим коэффициентом (54%). Таким образом, государство как бы залезло в карман к служивым, лишая их ранее установленной пенсии. В связи с введением понижающего коэффициента пенсии с тех пор практически не повышаются, а постепенно доводятся до уровня, ранее установленного законом.

– Но все же индексируются с учетом инфляции?

– Это отдельная песня. Последняя индексация на 6,3 процента (из которых два процента – увеличение понижающего коэффициента) была произведена лишь в конце 2019 года. И это за уже прошедшие два года. А ведь за минувшие семь лет, только по официальным данным, инфляция составляла от 4,3 до 12,9 процента ежегодно, хотя реально еще выше. В период с 2012 по 2019 год официальный уровень инфляции – порядка 55 процентов, а величина пенсионного обеспечения военнослужащих увеличилась в пределах 40 процентов. В целом недоиндексированность пенсий запасников сегодня оценивается более чем в 20 процентов.

В то же время динамика повышения гражданских пенсий превысила уровень индексации военных. Так, только в 2019 году гражданские пенсии неработающим пенсионерам повышены на 7,05 процента, а с 1 января 2020-го будут увеличены на 6,6 процента. Военным же пенсионерам это планируется лишь в конце 2020 года и неизвестно на сколько.

Что касается денежного довольствия военнослужащим, то его индексация вообще не проводилась в течение пяти лет (до 1 января 2018 года). Безусловно, в результате таких точечных ударов жизненный уровень, покупательная способность пенсионеров, как и военнослужащих, ежегодно снижаются.

– Факты – упрямая вещь. А как отнеслись военные запаса и в отставке к недавнему замораживанию пенсий на два процента? Это произошло в декабре 2019 года при формальных декларациях государства о социальной защите людей в погонах.

– Все просто. В ноябре 2019-го Государственной думой в первом чтении был принят ФЗ (законопроект № 8025137) «О приостановлении действия части второй статьи 43 закона РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу… и их семей» на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов. Вокруг этих двух процентов (на которые ежегодно должна расти военная пенсия) в Госдуме вновь разгорелись жаркие споры – платить или нет, выполнять закон или не выполнять… Большинством голосов решили не выполнять.

Хотя служивые очень надеялись, что в преддверии 75-летия Победы в Великой Отечественной войне этот ФЗ не будет утвержден Верховным главнокомандующим Вооруженными Силами. Но, к сожалению, документ, ущемляющий наши кровные интересы, все же им был подписан 2 декабря 2019 года (№ 381-ФЗ).

Вот такой подарочек к Новому году и такая экономия для бюджета за счет военных пенсионеров. Увы, многие так и не дождались восстановления своего права на полную пенсию, уйдя в мир иной. А сколько еще не дождутся?

Военные пенсии не такие большие, чтобы занижать коэффициенты, недоиндексировать, периодически «замораживать» установленные размеры повышений. Например, командир взвода (прапорщик), прослуживший 20–25 лет, получает пенсию в пределах 13 тысяч рублей. У командира батальона, его заместителей (подполковник, майор) с такой же выслугой – 20–25 тысяч рублей. За годы службы многие потеряли здоровье, стали инвалидами и уже не в состоянии подрабатывать. Получается, что так Родина отблагодарила своих защитников.

В то же время пенсии государственным служащим по приравненным должностям превышают установленные для военнослужащих. Именно поэтому военные пенсионеры выражают непонимание, почему порядок пенсионного обеспечения, определенный законодательством, постоянно не выполняется самим государством должным образом. Тем более в условиях финансовой стабильности, профицита федерального бюджета и высоких цен на нефть. Я уже не говорю о том, что установленное ежегодное увеличение пенсий на два процента не требует столь значительных ассигнований, чтобы специально рассматривать на заседаниях Госдумы, отклонять, будоражить общественное мнение.

Отрезать, безусловно, всегда проще, нежели на деле бороться с инфляцией. Не секрет, что одна из ее причин – ежегодное повышение цен и тарифов на газ, бензин, электроэнергию, железнодорожные перевозки, ЖКХ. Это ведет к росту цен на товары и услуги. Но, видимо, государство не хочет связываться с естественными монополиями, проще нанести очередной удар по беззащитным пенсионерам. Даже Комитет по обороне Госдумы во главе с Владимиром Шамановым не в силах был защитить их права.

В 2019 году во исполнение указа президента от 9 мая 2018 года № 211 «О подготовке и проведении празднования 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» принят закон, отменяющий так называемый понижающий коэффициент фронтовикам, что позволит получать им пенсии в полном размере. Можно было бы порадоваться. Однако это решение по справедливости с радостью воспринимать нельзя… Ведь современной власти, чтобы принять это простое человеческое решение для победителей, спасших мир от коричневой чумы (цена которого для государства копейки), понадобилось восемь лет (с 2012 года), когда живыми из них осталось в целом по стране около 100 тысяч человек, а по Министерству обороны – около 5,0 тысячи таких пенсионеров. Но было бы справедливо это положение распространить на всех военных пенсионеров. В первую очередь, конечно, надо выполнить закон о ежегодном повышении пенсий на два процента с учетом реального уровня инфляции.

Люди, отдавшие защите Отечества лучшие годы жизни и не считавшиеся для этого ни с чем, чувствуют себя обманутыми. Военная служба – особый вид государственной службы, и следовательно, государство обязано по-особому относиться к ним, принимать реальные меры по улучшению социальной защищенности.

И как еще раз не вспомнить, что даже в тяжелейшие для экономики страны 90-е годы в пользу военнослужащих и военных пенсионеров социальные решения были более достойными и справедливыми.

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *